Сегодня обсерватории каменного и бронзового веков известны на всех континентах, исключая Антарктиду. Их возводили, начиная с V-VI и до II тысячелетия до нашей эры включительно. На редкость богатой астрономически ориентированными сооружениями оказалась Европа. Самые древние пункты наблюдения за звездами в Старом Свете обнаружены на Мальте и в Португалии. При этом далеко не все мегалиты (сооружения из камня или каменных блоков) имеют астрономическую привязку, хотя общее количество обсерваторий впечатляет.

Академические ученые придерживаются мнения об утилитарном назначении и независимом происхождении каменных сооружений в разных культурах: с переходом от первобытно-общинного строя к земледелию и скотоводству человек начал повсеместно наблюдать за движением светил, чтобы знать, когда пахать-сеять и перегонять скот. Романтически настроенные исследователи выдвинули теорию об остатках неизвестной высокоразвитой цивилизации, чьи представители «наследили» по земному шару, настроив циклопических обсерваторий.

Россия всегда старалась быть родиной слонов. Естественно, что рано или поздно свой Стоунхендж должен быть появиться на ее просторах.

Еще в 70-х годах появились первые сообщения об отечественных «астрономических» мегалитах. Под Нальчиком нашли камень с чашеобразным углублением, якобы повторяющими рисунок созвездия Большой Медведицы. Неоднократные упоминания о почитаемых камнях, по некоторым параметрам подходящих под астрономические обсерватории, попадали на страницы региональной прессы или в научно-популярные книги по истории.

Прорыв произошел в позднее советское время. Тульский краевед Александр Левин пришел к мысли об астрономической ориентации некоторых необычных по форме камней, расположенных на юге Тульской области. Затем тульский же публицист Валерий Шавырин написал книгу «Муравский шлях». Одна из глав не претендующего на историческую точность произведения как раз и рассказывала об изысканиях Левина и найденных им камнях, якобы служивших в древние и не очень древние времена каменными обсерваториями и даже сакральными солнечными календарями предков славян, а потом и русских средневековья.

Этого оказалось достаточно для рождения легенды о «тульских Стоунхенджах». Краеведов нисколько не смущал тот факт, что в средней полосе России древние святилища из камней науке неизвестны. А если они и были, то, из-за дефицита каменной породы, их давно бы растащили на хозяйственные нужды — как в XIX веке и в советское время для строительства дорог или зданий разбирались фундаменты бывших церквей и средневековые могилы с каменной обкладкой — жальники.

Стоунхенджи на родине самоваров и оружейников продолжали радовать воображение впечатлительных граждан. Год от года легенд становилось все больше. Вот уже вездесущих инопланетян стали записывать в авторы каменных обсерваторий. Но почему-то практически никто, даже бывая у камней, не удосуживался проверить исходную информацию об их астрономической ориентации.

Час расплаты настал в прошлом году. Группа «Лабиринт» объединяет любителей научного туризма, увлекающихся поиском и введением в научный оборот малоизвестных природно-исторических объектов со всей России. Тут и спелеологи, и физики, и зоологи, кого только нет. Не только ищут сами, но и проверяют информацию коллег. Вдохновителем отряда ученых мужей с рюкзаками стал калужанин Андрей Перепелицын.

«Лабиринт» предпринял первую попытку комплексного полевого исследования мегалитов Тульской области: объехали камни и опросили местное население. Результаты оказались весьма неожиданными.

Первой жертвой экспертов стал так называемый Епифанский менгир. Уникальность камня, по Левину с Шавыриным, а также целому ряду авторов, повторивших их умозаключения, в вертикальном расположении. Менгир в классификации мегалитов как раз обозначает камень, воткнутый в землю вертикально. Если бы подтвердились данные о древнем происхождении, то сенсация была бы налицо — менгиров на территории Русской равнины больше нет.

Участники экспедиции «Лабиринта» сразу сильно засомневались в аутентичности камня. Менгир хорошо просматривается с дороги, к нему можно подъехать на машине, расположен он не посреди топей и болот, как писал Левин, а чуть ли не на колхозном поле. Вокруг менгира просматривались следы активной человеческой жизнедеятельности последних лет. Камень явно стал местной туристической достопримечательностью.

«Епифанское чудо» ориентировано по линии север-юг, имеется у него и грань, расположенная в плоскости небесного экватора. Вместе с тем около камня лежали не только водочные пробки и окурки, но и другие сходные по структуре камни. Бывшие в экспедиции люди с геологическим образованием определили природный выход песчаника, что характерно для лесостепной зоны Тульской области.

Окончательное разоблачение случилось в ближайшем населенном пункте. Местные жители не без гордости поведали, как лет десять назад тракторист на спор поставил камень вертикально. Удалой колхозник выиграл в споре бутылку и отправился наслаждаться жизнью. (Другая часть аборигенов утверждала, что колхозник пытался выдрать камень из земли для фундамента, но чего-то там не получилось.) А через некоторое время к просматривающемуся с трассы «каменному гостю» зачастили проезжающие. Так и родилась легенда о первом русском менгире. Теперь деревенским очень нравится наблюдать за «дураками — городскими», которые ездят к камню «поклоняться».

После облома с менгиром экспедиция направилась в соседний район, к Цыган-камню. По предварительной информации, в нем имелись высверленные отверстия, указующие прямо на Полярную звезду, на точку восхода Солнца в день летнего солнцестояния 22 июня и так далее.

Географическое положение камня снова подкачало. Мегалит лежит на склоне оврага. Получается или обман, или мировая сенсация — первая обсерватория в овраге, а не наверху местности. Только вот зачем мучиться и следить за светилами снизу, совсем непонятно. Обследование показало, что сквозное отверстие на камне только одно. Есть, правда, еще несколько неглубоких глухих «дырочек», но все они с высокой долей вероятности имеют природное происхождение. Такие углубления образуются на месте корней древних растений в процессе выветривания. Ведь песчаник — осадочная порода, сцементированный песок «пляжей» каменноугольного периода. Его пронизывали корни растений, которые, сгнивая, оставляли «дырки от бублика»…

Не исключено, что «дырка» в Цыган-камне слегка подработана людьми. Жители окрестных деревень сообщили, что когда-то у камня стоял цыганский табор. Его обитатели приспособили дырки под мини-печки для приготовления пищи. Отсюда и название объекта.

Главной целью экспедиции оставался Конь-камень на берегу одной из тульских рек. Более точные координаты «Лабиринт» просил не давать ввиду популярности каменных горок и садов камней среди российских дачников.

По сообщениям краеведов и местной прессы, Конь-камень представляет собой внушительную многотонную глыбу на искусственно замощенной площадке. Держится камень на трех опорах, да так хитро сконструированных, что, дескать, древние могли его натурально поворачивать вслед за светилами! А наверху камня вырезан желобок для «прицеливания». Движущийся мегалит — уникум из уникумов.

При приближении к камню «лабиринтовцы» немного приободрились. В отличие от «колхозных менгиров» и обсерваторий в овраге, Конь-камень величественно возвышается над излучиной реки. Коренные жители рассказывали легенду о явившемся с неба всаднике, обратившемся в камень. И будто бы их бабушки-дедушки ходили к Конь-камню на Троицу.

Детальное обследование мегалита опровергло предположение об искусственном происхождении. Во-первых, под камнем нет никакой площадки. Конь-камень в самом деле стоит на трех опорах — камнях из естественного обнажения породы на берегу, один из которых уже практически развалился — это к вопросу о перемещениях мегалита. Опоры, как и сам камень, имеют сугубо природное происхождение, никто их не обрабатывал. Вместо желобка вверху небольшая крестообразная бороздка.

Перепелицын предположил естественный характер углубления, другой же член экспедиции, Илья Агапов, допускает, что оно рукотворно и может быть связано с попытками православной церкви в Средневековье закрестить языческий символ. Астрономически ни бороздка, ни сам камень никак не ориентированы. Однако величие Конь-камня поражает.

В конце июня этого года Андрей в одиночку предпринял еще одну попытку изучения тульских мегалитов. После его возвращения из экспедиции мы связались с калужским исследователем.

«Как там древнерусские обсерватории?» — спрашиваю Андрея. «Окончательный разгром мегалитов под Тулой, — смеется он в ответ. — Ночь с 21 на 22 июня я специально наблюдал за восходом Солнца у Цыган-камня с измерительными приборами. Увы, отверстие не показывает на восход не только в день солнцестояния, но и вообще никогда — направлено в мертвую зону горизонта, где солнца не бывает».

К сожалению, никто до сих пор не систематизировал информацию о российских мегалитах. Поэтому группа «Лабиринт» — а ребята верят, что астрономические обсерватории в России еще найдутся, — призывает каждого россиянина отнестись к проблеме поиска каменных обсерваторий серьезно. «Если вы видели что-то похожее на мегалиты, обязательно сообщайте нам, — говорит Андрей, — приедем и обязательно разберемся. С этой работой надо спешить, ведь деревни вымирают, предания забываются, а камни теряются и зарастают…»